Сунь-Укун

Пробираясь через ночные джунгли Мельницы, мы останавливались на бивуаках у корабля, в корейском саду, у дома-монстра и наконец, почти достигнув пункта назначения, у цыганской кибитки. На каждой стоянке нас ждали костры, еда и горячительные напитки. Дорогу в холодной мгле нам освещали финские свечи – удивительные творения финского народа. В конце пути нас ждал самый жаркий праздник года.

В канун 2016 года на Мельнице не мог не случиться праздник Желтой Обезьяны. В самый холодный период года мы учинили в саду знойные тропики – и собрали вокруг горячего очага самых близких друзей и родных. Король Обезьян – Сунь Укун – сам заправлял первым праздником 2016 года.

Сунь Укун, любимый герой традиционного китайского театра – и самый популярный клоун китайской мифологии. Он постиг вершины 72 волшебных превращений, став Царем обезьян.

Король обезьян неутомимо ищет смысл жизни: потому имя «Укун» означает «постигший Пустоту». Несмотря на все духовное и физическое самосовершенствование, Сунь Укун умер от алкогольного отравления.

Когда за ним явились слуги повелителя мира мёртвых, Сунь Укун разбушевался и вычеркнул из книги мёртвых своё имя, а потом и имена своих подданных – подарив себе и им бессмертие.

За такую выходку Сунь Укуна назначили на не слишком почетную должность конюха в небесных стойлах. Он, впрочем, тут же с нее сбежал.

Чтобы он не бездельничал, Сунь Укуну поручили охранять персиковый сад. Там он начал воровать порученные ему персики. За это боги решили не приглашать его на свой пир; Узнав об этом, он пробрался во дворец и до прихода гостей съел всё, что было приготовлено, включая эликсир бессмертия.

Усмирить Сунь Укуна пытались небесные войска, драконы и даже сам Будда. Однако никому из них не удалось заставить бунтаря- Укуна (Соснови-Куна) играть по правилам или подчиняться законам.

На празднике Сунь-Укуна собрался цвет обезьяньего общества.

Центральным событием стал незабываемый концерт в бане группы Soul Surfers, в срочном порядке переименованной в Sauna Surfers.

Ударник-фронтмен высовывался из деревянной купальни, а на ее краю балансировали гитарист, клавишник и три усилителя, опутанных тропическими лианами.

Выступающие и танцующие попеременно то бегали в парную, то ныряли в реку. Банные процедуры продолжались до рассвета, особенно вошли во вкус французы, которые вообще никогда ничего подобного не видали.

По стенам дома разбежались проекции джунглей. Мир таможенника Руссо разросся в зале-хамелеоне: с потолка свесились лианы и тропические фрукты, из зарослей апельсиновых деревьев начали выглядывать крокодилы, гиппопотамы и слоны.

Хитом вечера стала импровизированная пьеса « Страшный и ужасный Бармалей ». Айболит страстно уговаривал детей не ходить в Африку, но они все же ослушались и были пойманы Бармалеем. Кончилось все хорошо, Бармалей раскаялся, ребята и зверята согласились его простить. Тут же после этого все уехали в Ленинград, приплясывая в ритме жаркого африканского танца в постановке хореографа-папуаса.

Конкуренцию такому составил разве что хип-хоп танец: зрители пооткрывали рты и не могли их закрыть с десяток минут. А некоторые мартышки бросили свои кокосы и бананы и решили, что хип-хоп танцы – их призвание.

Тех, кого не вымотали танцы и не соблазнили ночные купания, сразил своими чудесами маг и волшебник. Однако нельзя не заметить, что самая большая толпа собралась у водопоя, где крошил, взбалтывал, растирал и смешивал напитки наш тропический бармен. Ну а новогодний стол – подарок друзей из Прованса не забудется как минимум до следующего года.

Не успевшим ни в бар, ни на кухню, предлагаем дождаться видеотчета, а также заглянуть в комнату Анри Руссо, которая будет меняться и мимикрировать до следующих праздников.

Но главное, что остается с нами – заветы Сунь Укуна. Веселиться, веселиться и еще раз веселиться! – как завещал великий Сунь-Укун.

X